Юный подросток


Не знаю уж как бы пошло далее ее развитие, но законы потребовали Детенышу полгода пожить в санатории в городе Коломна, ведь она так и пребывала без разрешительного РВП и заодно без медицинского полиса. Конечно, жить вот так сразу без мамы, без опыта детского сада было страшновато ей. Но потом она освоилась, хотя и не стала лидером общения, но в меру дружила со всеми. Жизнь полгода в санатории Уму изменило.

Мне же приходилась ездить на каждые выходные в другой город с неизменным пакетом с фруктами, которые просили туда привозить. В одну из таких поездок зимой я упала в этой самой Коломне и очень неудачно, сломала локоть на груду осколков, но к Новому 2018 году после операции была уже выписана из больницы на праздник.

Учеба в санатории проходила в облегченном варианте, уроки по полчаса, так что я ещё приносила Уме задания по английскому языку, потому что программа изучения отличалась от той, что изучалось в ее школе, в которую ей потом нужно было вернуться.


По возвращении в свою школу, Уме удалось нагнать своих одноклассников и опять закончить очередной класс на отлично. Она стала чуть общительней, но с неким налетом детдомовского стиля, который всё же потом пошел на спад. За полгода отсутствия ее в школе изменилось и отношение одноклассников к ней. Теперь одноклассники (конечно, не все, а некоторые) уже не спорили на тему с кем она пойдет за ручку в столовую и с кем будет там сидеть, их внимание переключилось на других. Но основные друзья остались.

Переход из начальной школы (4 класса) в среднюю прошел без проблем. Пожалуй, только она и закончила 5 класс на отлично без всякой натяжки. Дети в 5 классе почувствовали ослабление контроля над ними, теперь не было строгой учительницы, которая наблюдала за каждым их действием, да и родители многих тоже дали им больше свободы. Это к концу года и привело к тому, что после школы они старались погулять, а не бежать домой.

Так что, весной стали часто повторяться групповые прогулки по заброжкам, которых по всей России достаточно много. Там их «банда» искала приведения, но нашла не их, а «банду» парней-старшеклассников из других школ. Общение с парнями более старшего возраста им нравилось, но Ума все же не сильно увлекалась новым знакомством, ее внимание продолжало держаться на поиске приведений. Я же лишь ставила условие, что по заброжкам ходить в группе не менее, чем 4 человека, хотя чаще группа была из 6-8 человек. Я объяснила им опасность таких прогулок, но запрета не ставила, они просто ходили бы тогда тайно, сбегая с уроков или как ещё, а так им выделялось для этого время.


Что касается другой темы взросления, то, как и полагается, в 12 лет девочка уже превращается в девушку. Не всем такое превращение нравится, и Ума относилась именно к таким, как и её лучшая подруга. Изменения физического тела воспринималось с сожалением, характер чуть портился, появилась подростковая резкость, всё чаще доказывалась своя точка зрения на какую-либо тему, что не так уж и плохо, главное, чтобы было обоснование, а не протест ради протеста.

Заинтересованность вниманием мальчиков держалась на минимальном уровне. Даже особо не заинтересовалась одним из старшеклассников в школе, который каждый раз при встрече в коридоре, проходя мимо нее, говорил «я люблю тебя». Хотя многие девочки из её класса, судя по статусам в «ВКонтакте», уже страдали от любви к обозначенным своим женихам, правда уж не знаю, в курсе ли их страданий были сами их избранники. Так же тема принарядиться для привлечения внимания противоположного пола у нее отсутствовала, одевалась как ей самой нравилось.


Что касается нашего официального статуса проживания в России, то Уме, которая никогда за все это время не имела даже РВП (разрешение на временное проживание), все же было дано гражданство. И, если ранее она была при мне на основе моих двух РВП, то теперь мы поменялись местами. Теперь у нее есть российское гражданство, а мне, как находящейся при ней, дали ВНЖ (вид на жительство) с очень отдаленной перспективой на гражданство.

За все эти годы мы не раз собирали вещи, чтобы покинуть негостеприимную Россию. Один раз даже уже на руках были билеты для возвращения в Ташкент. Но каждый раз появлялся кто-то, кто говорил, что решит наши проблемы, и мы оставались. Но и теперь мы живем «на чемоданах», это уже стало нормой существования. Ничего лишнего, ненужное выбрасывается и не приобретается. Происходящее в России не вызывает желание этим гордиться и видеть своё будущее в ней. Я же учу вместе с детьми английский язык (в школе учила я немецкий), чтобы не только проверять их задания, но и знать язык самой в случае неожиданного переезда куда-то ещё.


Что касается нашей совместной жизни с мальчиком Эдгаром, который несколько лет назад у нас появился после смерти его мамы и по просьбе его отца, то Ума вначале сдержанно к нему относилась, особенно, когда он капризничал, а потом сильно с ним подружилась. С появления Эдгара в нашей жизни прошло уже 3 года. Отец Эдгара мне за него платит, что и является одним из основных наших средств к существованию. И хорошо, что они тоже приехали в Россию из Ташкента, то есть не имеют российского воспитания. Уроки детей занимают почти все мое время, оставляя крохи на что-то другое. Пока что вот так.

Увлечение Умой рисованием стало оттачиваться уже учителем в Школе искусств и я надеюсь, что продолжится далее. Рисует на планшете она чаще, чем на бумаге, и справляется с этим неплохо. Показательно в этом занятое ею первое место в конкурсе цифрового рисунка на одной из олимпиад.


Пока что рано говорить о выборе Детеныша дальнейшего своего пути в плане профессии. Отличнице интересно многое и многое у неё получается. Учителя в школе дают ей возможность участвовать в разных олимпиадах, где она показывает хорошие результаты.


В конце 5 класса Ума все же стала носить очки, хотя до этого она привыкла обходиться и без них. В школе просто всегда сидела на второй, а потом и на первой парте. У них в классе многие дети имеют плохое зрение и вовсе не по причине того, что много сидят с телефонами или планшетами, у каждого какие-то свои врожденные отклонения, а вот очки есть при этом не у всех. Так что, одноклассники к очкам отнеслись нормально. Зато теперь Детеныш наконец увидел окружающий мир таким, какой он есть. Теперь Ума наслаждается видом из окна автобуса, видит прохожих на улице и птиц летящих в небе.