Часть вторая.

Истории мигрантских судеб.

Истории мигрантских судеб

Многих тянет вернуться на свою, так называемую, историческую Родину - Россию. Хотя Россия никогда и не объявляла о своем намерении принять своих сыновей и дочерей. Но тут, как в любви - желаемое выдается за действительность. И люди продают свои дома и едут на Родину своих предков, хотя и не всегда патриотизм является стимулом для такого решения. Далеко не все так националистически настроены. Просто в России видят экономически развитую страну с большими возможностями для заработка. В сравнении со Средней Азией, это так, но верно только для центральных городов России. Вся остальная огромная территория России балансирует на грани выживания.


Из моих знакомых в Ташкенте тоже достаточное количество человек отправилось в дальний путь. Не со всеми ними у меня потом поддерживалась связь, но когда они выходили на общение через интернет, то на мои вопросы отвечали в положительном ключе. И что они там живут лучше, и что некоторые там своё дело открывали, что денег получают ой, как много. Да, для Ташкента озвученные цифры звучали внушительно. Но когда же я уже в реальности, по своему прибытию в Москву, стала с ними встречаться, то картина выглядела удручающе.


Истории мигрантских судеб

Можно сказать, что все они потеряли возможность иметь свой дом. Оно и понятно, цена проданного жилья в Ташкенте была значительно меньшей той, за которую в России что-то достойное можно было купить. И при этом, пока искалась работа, на которую их взяли бы, чтобы появилась возможность появления какого-то дохода, деньги просто проживались. Оставалась какая-то маленькая часть, хватающая на покупку покосившегося домика в деревне. Для большинства этот домик оставался лишь точкой, где можно иметь прописку. Кто-то питал иллюзии, что может быть когда-нибудь потом, когда он разбогатеет, то на этом земельном участке выстроит хороший большой дом. Но ведь деньги зарабатываются не в деревнях полупустых и заброшенных, а, следовательно, в городе надо жить. Так что, есть у тебя развалюха или нет, все равно квартиру надо снимать. А вот на съем квартиры уходит значительная часть заработка.

Но кто-то не имел возможности купить себе даже такую иллюзию светлого будущего, поэтому живет, как бродяга, или как божий человек, который надеется, что о нём высшие силы не забудут, и как-нибудь уж позаботятся.


Конечно, я больше всего не понимала, зачем же им всем так надо было врать мне, и утверждать, что новая жизнь в России так прекрасна. Никто из них не хотел признаваться в очевидном проигрыше, как говорится, обидно самому и лучше это скрыть не только от друзей, но и от самого себя. Иногда эта особенность психологического комфорта просто меня поражала. Можно как угодно ругать Узбекистан, но утверждать, что фруктов в Москве больше, и что они вкусней, и по ценам значительно доступней - это уже какое-то помрачение рассудка. Самовнушение, граничащее с умопомешательством, но именно так, некоторые и стали меня убеждать.


Истории мигрантских судеб

Многие, как глупцы, шли в объятия банков, сдавая себя на рабство кредитам. Незнание законов и тонкостей всей этой процедуры приводило к трагедиям. Неумение вести бизнес в московских реалиях тоже легко могло привести к краху задуманных планов. Потери могли быть большими, а ведь зачастую вкладывались в дело деньги от продажи дома на Родине.

Знаю только один положительный вариант развития ситуации у одной женщины, но и ей сначала нужно было опуститься на самое дно, потеряв многое. Истратив большую часть денег от продажи дома в Ташкенте просто на еду и съем всякого жилья, она с трудом успела купить покосившуюся избушку, как место для прописки. Но потом она начала работать так, что сумела подняться. Но у нее профессия, пользующая большим спросом в Москве - репетитор английского языка. Вот она сумела спустя 8 лет после приезда, купить себе квартиру на окраине Москвы, но, разумеется, не обошлась без займов у банка. Но у неё и сын к этому времени подрос и тоже пошел работать, поэтому был дополнительный заработок, который можно было тратить на еду. Но, когда человек связывается с кредитной системой, у него отсекается возможность делать паузы - работать надо без выходных и прав на болезнь.


Истории мигрантских судеб

Кстати, что касается образования детей. Те, школьники, что живя в Узбекистане, сдавали экзамены для поступления в российские ВУЗы, получали там потом высшее образование. А вот те, кто переезжал в Россию в школьном возрасте, оказывались в худших условиях. Семье надо было выживать, зарабатывать деньги, а не баловаться получением образования, если можно и так прожить. В той ситуации им образование кажется расточительной блажью. Поэтому, лично я не знаю примера, чтобы после школы кто-то пошел учиться в институт. Они шли работать на заводы и в офисы.


Истории мигрантских судеб

Что касается работы в московской области, то здесь популярны три типа подчиненного положения - или офисная работа, или суточная в разных вариантах, и всякая строительная деятельность. Рабское положение в офисе оно понятно всем, строительная не лучше, а вот суточную я бы назвала особо извращенным вариантом эксплуатации человека. Суточная работа безвозвратно отнимает здоровье. Не спать и активно работать целые сутки, к примеру, официантом в кафе аэропорта или охранником, а потом пытаться отоспаться, заснув ранним утром по прибытию домой, стресс для организма небывалый. Но можно рискнуть подняться на ступень выше, и уйдя от рабства прямого, отдаться рабству банкам, открыв свой маленький бизнес, так называемое ИП. И без этого страшного рабства возможности заработать себе на жильё уж точно нет.


Относительно неплохо устраивались пенсионеры, которые сознательно шли на деревенскую жизнь и переходили на натуральное хозяйство, в ожидании, когда через пару лет им переоформится пенсия. Им уже и образование, и развлечения были не нужны, хватало телевизора. Но не все бывшие городские жители Ташкента способны на такое, здесь нужно иметь хоть какие-то навыки ведения натурального хозяйства и обязательно толковые мужские руки.


Истории, с которыми я здесь встречалась, все же в большинстве случаев я бы отнесла к трагическим, как бы их сами участники не оценивали.


Истории мигрантских судеб

Женщина приехала с двумя сыновьями. Денег у неё хватило на покупку деревенского домика в Ярославской области, и то, не сразу ведь такое сделаешь, ещё надо найти подходящий вариант. Купила этот домик она, взяв кредит в банке (гражданство получала ещё по советскому паспорту и не так долго). А через три дня в этом домике был пожар, когда в тот момент один из её сыновей был там. Сгорел не только её дом, пожар сразу охватил три дома, причины пожара установлены не были. Страховка на дом и остальные документы ещё не были до конца оформлены, так что все эти годы она ежемесячно оплачивает кредит, который брала для покупки дома. Платить за то, что уже исчезло и не возникнет в будущем, это психологически очень тяжело. И как бы ей не было привычно видеть всякие ужасные вещи, ведь когда-то она работала в Афгане и собирала останки для отправки гробов на Родину, но видеть ещё и сына своего в обугленном виде, это уже слишком. Мне её безумно жаль, а ведь ей ещё для российской пенсии отказались засчитывать время работы в Афгане, так что и льгот никаких не будет. Но пока она ещё не пенсионерка и работает, как и большинство мигрантов, не по своей профессии, лишь безличным продавцом в магазине. Мысли о суициде практически её обычное состояние, и своим домом она пока что считает могилу сына на кладбище, где и себе место уже подготовила, чтобы хоть тут обрести пристанище. Хорошо, что хоть второй её сын женился и живет вроде неплохо, но из-за ее не очень стабильного психологического состояния, внуков ей не очень доверяют нянчить.


Истории мигрантских судеб

Другая женщина с мужем приехала тоже в Ярославскую область из Ташкента. Она так же довольно быстро сумела купить домик в деревне, но ведь нужно было работать и кормить сына, да и думать о покупке чего-то лучшего, чем эта избушка. И ребенок был вынужден, пока родители были на работе, с 5 лет оставаться в домике совершенно один. А работать пошла она не учительницей в школу, какой могла быть по образованию, а торговать на рынок. Причина понятна - зарплата учителя в школе никакую мечту не позволит осуществить. Разумеется, она испытывала страшные муки, оставляя ребенка одного, и домой бежала с мыслями, а не случился ли дома пожар, и не махнул ли топором вместо полена ребенок себе по ноге. Но это даже не эмигрантский, а такой общий фон российской жизни - подобные истории я слышала и от самих россиян, здесь это явление распространенное. А как же иначе, в особенности, если работа у тебя сменная, а с ребенком сидеть некому.


Конечно, для Ташкента такая ситуация особенно дикая. Там всё же находятся бабушки с дедушками или старшие сестры с братьями, хоть кто-то. Да, и мужьям свойственно, в основном, на себя брать нагрузку по добыче денег. В России в этом плане по-другому, не столь семейно. Большинство ходят как человечки "в футляре", тут все защищаться приучены и без доброжелательного контакта к миру. Исключением я даже не назову и тех, кто именует себя духовными и придерживается каких-то возвышенных идей о мировом братстве. Открытость россиянину дается с трудом, тут плов (или щи) при встрече в гостях предлагать не будут.


Лично мне сами россияне кажутся однобокими - они живут и воспитываются в замкнутой культуре, и тут нет особой разницы между низами сельской окраины или городских трудяг в сравнении с состоятельной верхушкой - все они из одного культурного слоя. Есть вот у них своя манера поведения и ценностей, её и придерживаются.

Ташкент в этом смысле был разноплановым, там с детства учились понимать, что мир разнообразен, происходило впитывание и слияние культур и традиций, среднеазиатская атмосфера этому способствовала, а в России этого нет. Даже наличие коренных мусульманских жителей, к примеру, татар, обстановку не меняют. Между ними стоит все же стена. Тут каждый живет в отдельности от соседа и слияния не происходит. Отсюда и рождается всем известная особенность поведения русских на заграничных курортах. Они будут выделяться на общем фоне, потому у них есть только одна правда, их собственная, и что там у других, их мало волнует.

Истории мигрантских судеб

Характерная сцена была однажды в магазине мной увидена. Русская женщина сделала замечание хозяевам и продавцам магазина, которые были азербайджанцами: "Почему вы между собой говорите не по-русски? Я не понимаю, о чем вы говорите, может быть, вы говорите гадости обо мне. Вы находитесь в России и обязаны говорить по-русски, раз сюда приехали". Они ей ответили, что они разговаривают не с ней, а между собой они имеют право говорить как хотят, как им удобней. Но она продолжала возмущаться. А ведь по новому закону о принятии в российское гражданство будет стоять именно такой пункт "на русском говорят в быту". Эта женщина не была какой-то исключительной особенностью, такое отношение у многих. В обиходе простые русские всех людей восточной национальности называют "черные". Им все равно с Кавказа человек или из Средней Азии. Они их не различают, и вникать в различия не собираются.

В Ташкенте же, даже после обретения независимости, никому в голову не приходит требовать от не узбеков, чтобы все переходили на узбекский язык при общении друг с другом, а тем более у себя дома со своими родственниками и детьми или даже на улице. Знаешь узбекский язык - это хорошо, это удобно для дела и для бытовой жизни, но не более того. В Америке или в Европе ты сдаешь экзамены по языку страны проживания, но дома у тебя остается право говорить на том языке, который тебе удобен.


Так что правы те, кто говорит, что у россиян силен имперский дух. Россияне себя считают исключительными, с правом давать указания как жить другим.

Да, они критикуют собственную власть, но не позволяют это делать другим. С одной стороны это правильно, а с другой так появляются люди второго сорта.

Как мне рассказал мой друг, работающий на стройке, иногда ему, как прорабу, дают указание такого рода - "под любым предлогом увольнять таджиков и узбеков, даже, если у них уже есть российское гражданство". Как говорится, бумажка это одно, а вот внешность никуда не скроется.


Оторванность столичного округа от периферии настолько колоссальна, что как бы о ней не догадывались москвичи, им до осознания этой пропасти далеко. И поэтому вполне естественно, что неприязнь к москвичам у остальной части россиян немалая. Мигранты в эту войну не играют, у них другие заботы.


Истории мигрантских судеб

Но, на самом деле во многом отрыв искусственный. Вот, к примеру, малюсенькая бутылочка воды в дальнем Подмосковье стоит 25 руб., точно такая же в Москве, в том же киоске стоит 100 руб. Себестоимость уточнять не будем, но получается, что все те большие деньги, которые зарабатывают в Москве, у москвичей лихо отнимаются, как у лохов (простите за выражение). Они за всё переплачивают совершенно необоснованно, просто делая богатыми определенную часть наглых воров, которых красиво наименуют олигархами. Деньги делаются из воздуха.

И как результат, москвичи не в состоянии понять, как можно прожить на 100 рублей в день, а некоторые так и живут, но чуть подальше от Москвы. Но законы и все штрафы придумываются, основываясь на московской реальности. Но уровень жизни для простых смертных москвичей остается не таким уж высоким - деньги им дают лишь в руках подержать, чтобы потом выкрасть с улыбкой.


А вот эмигрантам приходится как-то выкручиваться - право жить по РВП ежегодно требует подтверждения справкой о доходах. Для детей сейчас это 8 тыс. в месяц, а для взрослых 10 тыс. в месяц. В Москве несложно такие деньги заработать, а вот как с этим справляются в дальних районах России, где зарплат таких просто нет, я уж не знаю.


Тема жилья и стиля жизни в нем - это тоже показатель. В Узбекистане о коммуналках почти забыли, а в России они ещё живы. И атмосфера в них осталось всё такой же, как и сто лет назад. Как я понимаю, подобное может встречаться в общежитии, но только этот стиль на всю жизнь. Когда я ехала в Москву, то думала, что буду держаться где-нибудь рядом с узбеками, и вроде как родней всё покажется. Но на деле так не получается. Практически сразу ты чувствуешь разделение на касты. И твоя внешность тебе перебрасывает в одну из них. Очень хорошо я осознавала это на детских площадках. Как бы не было, в сравнении с Узбекистаном, на них мало детей, но все же к вечеру после садиков их становятся больше. И вот тут видишь, как папа узбек (мама русская при этом) ходит со своим сыном по краю площадки, не смея приблизится к группе русских детишек того же возраста. И это видишь не раз - в мозгу услужливо всплывают кадры фильмов американских разграничений про то, что вот тут для "белых", где "черным" вход закрыт. И ты понимаешь, что тут изменений быть не может. Возможно, в Москве или Питере чуть по-другому, в зависимости от районов проживания, где всяких мигрантов из разных стран больше, но за пределами мегаполисов весьма в расистском стиле.


Истории мигрантских судеб

В России явно есть какие-то проблемы со временем. Это понимаешь сразу после аэропорта. Со всех сторон звучит музыка прошлого. Популярные музыканты 70 и 80-х годов навечно прописаны в Москве. Мне просто стало страшно, когда я вышла из аэропорта и услышала то, что я слышала в далеком детстве по приезду сюда. Как будто вышла из машины времени в прошлое. Бесконечное прослушивание старых песен на улицах, навязчивое как наказание за какие-то грехи. Это разбавлялось временами тюремными песнями 90-х, которые мне казались хоть какой-то отдушиной на фоне мертвой петли во времени.

В Ташкенте никогда я не сталкивалась с таким навязчивым уличным песнопением. Национальная музыка не в счет, она нейтральный фон, слова которого не различишь, да и нет её на каждом шагу. Но остальное ведь было современным, я там была в курсе модных течений, которыми особо не интересовалась, но по ходу слышала. Я там уже подзабыла как поет Пугачева или Ротару, но тут с головой окунули и я захлебнулась, и теперь как под пыткой хожу в парках.

Моё мнение - в России наступит процветание только после того, как сменят музыку везде, и пойдут в ногу со временем. Когда она будет каждый день новая, со всех стран мира, когда она будет звучать бурной горной речкой, куда нельзя войти дважды, а не стоячей протухшей водой последних десятилетий.